Медиатека - Беседы о Жизни | Территория Счастья

Семья и ее законы

 

Семья как социальная система. Будем разбираться, что это такое, для чего создается семья, каковы ее функции. В природе, на земле и во Вселенной, все подчинено одному закону - целесообразности, семья в том числе.

Попробуем понять, кто принадлежит к нашей семейной системе, кто влияет на нас и на нашу жизнь. Что происходит, если мы кого-то исключаем из семьи. Как влияют события на нашу жизнь.

Семья как социальная система
 

Cемья — это ячейка общества, она крайне необходима и должна выполнять определенные функции. Человек смертен, а жизнь на земле — бессмертна. На эту землю приходит какая-то душа, она приходит в определенную семью, но приходит абсолютно беспомощной. И есть родители — два человека, которых никто никогда не может заменить. Очень важно понять, что родители — это даже не те, кто вырастил. Мать и отец — это два человека, которые дали жизнь, и их функцию, их роль, и их место никто никогда не может заменить. Это всегда нужно знать.

 

Можно сколько угодно осуждать людей, которые оставили своих детей в роддоме, бросили, но, если бы не эти два человека, этого ребенка не было бы на земле. Дар жизни — он самый большой. Это родители, они дали жизнь. И семья — гнездо, где ребенок, как птенец, должен вырасти и физически окрепнуть.

 

Мы будем говорить и о том, как правильно, и о том, как есть. Естественно, наш мир неидеален, мы живем в очень больном обществе. У нас все перевернуто с ног на голову: отношения между мужчиной и женщиной, отношения между родителями и детьми, часто за благо выдается что-то очень неблаговидное, любовью называется то, что совершенно не является любовью. С этим можно очень долго разбираться. Но в любом случае семья дана для того, чтобы вырастить человека, который пришел в нее.

 

Второй важный момент: дети не являются собственностью родителей. И об этом очень часто забывают. Как, например, Тарас Бульба сказал: «Я тебя породил, я тебя и убью». Никто не является ничьей собственностью.

 

Что, если ребенок говорит родителям «я вас не просил меня рожать»? Представьте, что должно происходить в семье у людей, чтобы такое сказать. Значит, есть боль, очень часто с двух сторон, и вместо того, чтобы сесть и посмотреть на эту боль, люди начинают предъявлять претензии друг к другу.

 

Пока не скажете своим родителям «спасибо за жизнь», ничего у вас не будет. Они могут быть ужасными, они могут вас обижать, они могут вас бить. Это поступки, которые они делали, но принять от них жизнь - это очень большой ресурс для того, чтобы быть счастливым. Вы никогда не сможете отвязаться от своих родителей, пока не найдете в душе лад. Это не значит, что нужно быть «сюси-пуси» с ними. Если кто-то бил в детстве детей — это его ответственность, однозначно, и одновременно это тот человек, который дал жизнь. Вначале это кажется сложным, но ведь жизнь очень многогранна, и когда ты начинаешь об этом задумываться, когда начинаешь смотреть на это с разных сторон, тогда начинаешь что-то понимать.

 

«Я принимаю свою жизнь от вас, все, что происходило с вами, или все, что вы делали, я оставляю вам». Потому что нет ничего сильнее ненависти, нет ничего сильнее обид и претензий, которые привязывают и не дают повзрослеть. Родителей и детей очень мощно связывают претензии, обиды, ненависть. Поэтому если вы хотите на самом деле освободиться, нужно сказать «все, я сделал все, что мог» и выдохнуть. Иногда сдаться — самый большой выигрыш в жизни.

 

Запомните одну вещь. Дело не в событиях, которые происходили. Это генетики уже отметили. С тех пор как были открыты гены, проводились очень большие исследования, и, что очень интересно, психотерапевт Берт Хеллингер об этом заявлял еще в 90-х годах, а генетики на 10-15 лет позже нашли этому подтверждение. Что у нас в нашей ДНК записана память 7 поколений. События всего того, что было. В одном 6-ом поколении за вами стоит 128 человек только прямых родственников. На нас действуют не только прямые родственники, но и особо тяжелые судьбы. Например, брат бабушки, который погиб на войне, и не было ни судьбы, ни семьи, только его тоска осталась. На нас действуют не сами события, а то, как с ними люди обошлись, пережили или нет.

 

Почему в войну, когда женщина получала похоронку, ее били по лицу? Чтобы она начала плакать, чтобы вышли эмоции. Ведь если эмоции не прожиты, они остаются сгустками, которые болтаются и которые вы можете ловить. Например, только что было хорошее настроение, как вдруг напало что-то странное, потому что вы могли эмпатичным быть к кому-то другому или словить чью-то эмоцию. Кроме того, те мысли, или какие-то установки, или какая-то злоба на кого-то, они записаны, ведь мысль — это тоже информация, она никуда не девается. Если тот человек, с которым что-то случилось, не переработал это каким-то образом, не утилизировал, оно остается. Он уже умер, а информация плавает как мысленно, так и эмоционально, так и в теле у нас может быть записана в виде зажимов, блоков, в виде болезни и симптомов. Как ваша собственная память вашей биографии, так и как минимум трех поколений, а в особо тяжелых случаях и семи. Это плохая новость. Именно поэтому у нас так много болезней, мы перегружены. Наши предки перестали для нас быть предками, они стали грузом для нас. Как снежный ком, этот груз катится из одного поколения в другое, передается, передается, передается… И вот уже вы рождаетесь и хотите быть счастливым, но оглядываетесь назад — мама несчастлива, бабушка несчастлива, прабабушка несчастлива… Как вы можете позволить себе быть счастливым? Из лояльности к ним остаетесь рядом с ними и жертвуете своим счастьем. Головой хотите быть счастливым, а в душе — нет. Это плохая новость, потому что мы действительно перегружены, дети рождаются с кучей болезней, с упавшим зрением, с аутизмом, с чем угодно. Хорошая новость состоит в том, что с этим можно работать.

 

Есть разные методы, расстановки — один из них. Я считаю, что это прекрасный, замечательный, шикарный метод. Но зависит от того, в чьих руках он окажется. Я занимаюсь расстановками 15 лет и считаю, что они спасли мне жизнь и помогли ее сделать лучше гораздо, на многие вопросы найти ответы. Я с удовольствием наблюдаю и вижу, как этот метод помогает другим людям. В руках опытного специалиста он делает чудеса, но, если дать его в руки ребенку, он может покалечить либо себя, либо других, а в руках маньяка - сами понимаете, что будет. Поэтому, если вы будете в интернете читать какие-то гадости про расстановки, это не метод виноват, а где-то у кого-то что-то пошло не так.

 

Психотерапевт Берт Хеллингер и его коллеги, на практике используя расстановки, увидели законы, которые есть в семье. И поняли, что семья — это социальная система. Система, в которой действуют определенные законы. Первый — закон принадлежности. Второй — закон иерархии. Кто на каком уровне имеет право куда вмешиваться или вообще вмешиваться. Кто раньше пришел в семью, тот имеет преимущество. И третий — закон обмена. Знаем мы их или не знаем, нравятся они нам или не нравятся, они действуют.

Например, если кого-то из семьи исключили, позже родится кто-то, кто обязательно будет проживать жизнь этого исключенного, даже не имея ни малейшего понятия о его существовании.

 

В социальной системе мы все связаны как линейно, так и с теми, кто был за нами, до нас. Один из примеров, что такое социальная система. Прадед бросил свою невесту. И здесь даже смысл не в самом событии, ведь всякое бывает. Здесь весь смысл в том, как мы с этим обходимся. Если бы он к ней подошел (но его этому никто не учил сто лет назад), посмотрел в глаза и нашел в себе мужество честно сказать: «Мне жаль очень, но я полюбил другую. Я вижу твою боль, я причинил тебе боль, и я беру эту ответственность на себя. И я желаю тебе всего самого наилучшего. Я знаю, что тебе сейчас очень больно, но все». Но это сделать трудно. Трудно выдержать негатив другого человека. И многие люди это делают исподтишка. И вот он (прадед) забыл, перестал общаться, снова закрутил-замутил, у него родились дети, внуки, правнуки. И вдруг у его правнучки или правнука совершенно ничего не складывается в жизни. Начинаешь работать, и всплывает вот эта брошенная когда-то женщина. А этот правнук знать о ней не знает вообще, ему не рассказывали никогда. И я всегда говорю, предвосхищая вопросы «правда это или неправда», что наверняка узнать факты мы не можем и для меня это не интересно. Я работаю с человеком, который пришел ко мне и у которого что-то не складывается. Моя задача — помочь ему самому что-то распутать, чтобы его жизнь стала чуть-чуть легче.

 

В любой психотерапии и не только психотерапии, в тех же расстановках, мы работаем не с конкретными историями, а с отпечатками. Потому что в одной и той же семье у одного человека остался отпечаток, а у другого — нет. Или один из правнуков может быть идентифицирован с этой женщиной, которую бросил прадед, а второй может быть идентифицирован с этим прадедом, и они между собой не могут поладить. Брат и сестра убиваются просто, а дело в том, что этот конфликт — оттуда, из прошлого, и его там нужно решать.

 

Когда люди это начинают осознавать и работать, начинают замечать эти отпечатки у себя. Что происходит со мной, почему я так странно реагирую, почему я, например, не могу поладить со своими братьями-сестрами? Это ненормально. Потому что братья и сестры были в одном лоне, они априори не могут друг против друга что-то плохое иметь. Если это у них происходит, значит, они считывают нерешенный конфликт на более высоком уровне у родителей, бабушек, дедушек. Если что-то идет не так, если есть какие-то конфликты, я всегда ищу, где эти конфликты могли быть уместны. Или, например, человек замечает за собой, что на какие-то определенные ситуации он слишком сильно, слишком эмоционально реагирует. Стоит задуматься, ведь это значит, что человек проживает не свои чувства. Если у вас есть такие симптомы — это говорит о том, что вы можете нести не свои чувства, а перенятые, потому что за себя мы так сильно не воюем, как за других. Вы можете считывать чьи-то чувства, чью-то обиду из прошлого, когда тот человек не мог ничего сделать.

 

Возвращаясь к примеру с брошенной прадедом невестой. Что происходит с обиженными женщинами? Они проклинают. Не бойтесь проклятий. То, что в народе называют проклятьем — это не что иное, как сильная злость. Люди убегают, защиты ставят, а на самом деле нужно остановиться, развернуться, посмотреть, где эта злость уместна, кого забыли или кого обидели. Увидеть эту женщину и сказать: «Я тебя вижу, ты принадлежишь к нам, мой прадед причинил тебе боль, и я вижу ее». Как правило, это смягчает человека. И вы становитесь свободны для своей жизни. И один кусочек того, что вас перегружало, вас отпускает.

 

Мы перегружены теми событиями и теми эмоциями. Мы уже рождаемся перегруженными, и мы уже психи с детства. Нас никто не учит проявлять свои эмоции, правильно строить коммуникацию. В конфликте мы либо переходим на личности, либо принимаем все слишком близко к сердцу.

 

Есть психотерапия, а есть травматерапия. Травмированным может быть человек и травмированным может быть общество. Первая мировая, Вторая мировая… В Беларуси люди очень травмированы. И можно сказать, что люди травму выражают вот так: все время на стреме, все время в ожидании, все время соль собирают, муку или еще что-нибудь. Потому что это в генах у нас записано, война записана в генах. И здесь нужно понимать, что пожилые люди — это дети войны. Это особое поколение, это невероятно тяжело травмированное поколение. С одной стороны, они жили и выживали, чтобы следующим было легче, а с другой стороны, им очень трудно выдержать, что у нас жизнь может быть лучше. И здесь такой очень сложный посыл от них идет. С одной стороны, «мы желаем вам счастья», с другой стороны, «блин, нам так хреново жилось». Зависть идет…

Закон принадлежности
 

Возвращаемся к семье. Вот есть человек. Кто принадлежит к его семье? Кровные родственники, братья, сестры, в том числе абортированные дети, рано умершие дети, замершие беременности, выкидыши. Очень хорошо, если об этих случаях дети знают. Не их дело осуждать родителей. По какой бы причине мать ни сделала аборт или избавилась от ребенка. Они имеют право об этом знать, потому что очень часто они не могут позволить себе жить из-за того, что были абортированные дети. Они могут не знать, но чувствовать, и это будет мешать им жить. Скрытые, исключенные члены семьи — это одна из причин гомосексуализма. Потому что ребенок идентифицируется с ними и не может проживать себя, свой пол, свою жизнь. Опыт показывает, что тайны являются раковыми опухолями семей, и вполне возможно, очень многих раковых опухолей можно было бы избежать, если бы было меньше тайн в семьях.

 

Маленький пример из практики моего коллеги. К нему обратились муж и жена, у которых был пятилетний мальчик. Он одевался в девичью одежду, играл с куклами. Родители ничего не могли с этим сделать. И мой коллега спросил, были ли аборты. Нет, не было. Тогда он спросил, были ли беременности. Они говорят — да. Оказалось, что у них до этого мальчика была девочка, которая умерла через неделю после рождения. Когда она умерла, они сделали вид, что ничего не произошло, из-за боли о ней забыли, исключили. Через какое-то время рождается мальчик. В реальности он думает, что он первый ребенок, а в душе он чувствует, что что-то не так. Выяснив это, мой коллега помог им дать место этой девочке, прогоревать ее потерю, найти ей место - что она была, есть и будет номером один в их семье, первым ребенком. Родители проработали, пропустили это через себя, приняли, вместе посмотрели на эту девочку. Коллега предложил им сделать ритуал: дома накрыть на стол и поставить столовые приборы для своей девочки. Они пришли домой, накрыли на стол, мальчик помогал маме. Женщина сказала: «Вот это для твоей сестрички, которая на небесах». Мальчик бегал с куклой в руках, а тут — раз и исчез. Через минут пятнадцать-двадцать появился, одетый в мальчиковую одежду, и с того момента никогда в жизни не играл с куклами и не надевал ничего девичьего.

 

Вот такие вещи происходят, верим мы в них или не верим. Когда меня начинают спрашивать, правда что-то или неправда, мне все равно. Я не знаю. Мне важно, чтобы человек, который ко мне обратился, смог с болью, которая у него есть, или чем-то, что ему мешает в жизни, как-то покоммуницировать и отпустить.

 

К нашей семье относятся братья и сестры, относятся родители, их братья и сестры. Внимание (!): относятся прежние партнеры родителей. И прежние партнеры родителей — это не только брак, не только бывшие мужья и жены, а также те, с которыми были дети (например, даже абортированные) и даже сердечные привязанности (бывает ведь так, что люди всего одну ночь вместе провели, но она такой отпечаток оставила в сердце).

 

Далее точно так же с бабушками и дедушками. Так, к семье относятся их братья и сестры, у которых была особая судьба. Например, кто-то остался старой девой, и это фонит на всю семью. Вроде бы она на всех смотрит с добром, но у нее в душе есть какая-то боль. И эта энергия, если она не проработана, не прожита, никуда не денется, будет в семье где-то плавать и просить выход.

 

Здесь очень важно посмотреть на этих людей, увидеть и понять, уважать их судьбу. «У меня моя, у вас своя». Это кровные родственники, и в особых случаях на нас могут влиять судьбы семи поколений.

 

С судьбоносной точки зрения к нашей семье принадлежат те, кто причинил вред кому-то из членов семьи (преступники), и те, кому мы или члены нашей семьи причинили вред (жертвы), и те, кто уступил место. Например, первая жена деда, которая умерла в родах. Обязательно дать этой женщине место в душе, просто посмотреть на нее и сказать в душе: «Ты принадлежишь к нам, моя бабушка была второй женой, и я здесь потому, что ты умерла». У нас боятся часто тех, кто от болезни умер, от родов, отворачиваются.

 

Да, можно об этом ничего не знать. Но незнание не освобождает от ответственности. Поэтому как можно больше узнавайте. Невозможно узнать до седьмого поколения. Поверьте, очень много тайн. Представьте себе, что в поколении ваших мамы или бабушки было изнасилование. Кто вам об этом будет рассказывать? А еще допустите себе мысль, что кто-то из ваших дедов и отцов был насильником. Кто-то же насилует этих девочек, правда? Конечно, вам об этом никто не расскажет. И тогда люди начинают сходить с ума.

 

К счастью, одна из моих коллег, Луиза Реддеманн, еще в восьмидесятых годах вместе со своими коллегами в психиатрической клинике стала обращать внимание, что ничего не работает - ни электрошок, ничего. И они пришли к выводу, что вся психиатрия, кроме органических поражений, это травмированность. Травма бывает либо собственная, биографическая либо (и сейчас наконец-то все начинают уже понимать и признавать то, что говорили расстановщики) трансгенерациональная - которая произошла с кем-то раньше и последствия которой влияют на нас.

 

Я всегда людям говорю, если у вас в жизни происходят какие-то вещи, которые вы не можете никак исправить, никак объяснить, в вашей биографии это никакого отклика не имеет, найдите себе специалиста, с которым вы обратите на это внимание, чтобы улучшить качество своей жизни.

 

Во все времена у всех народов были консультанты. Кто-то называл их шаманами, кто-то еще как-то. И это никто иной, как те консультанты, которые помогали людям разобраться с какими-то своими вопросами. И эти вопросы, даже если ты не знаешь о них, ты чувствуешь - в теле все записано. И если в работе с человеком ему начинают приходить какие-то безумные мысли, эмоции, есть реакция в теле, то, конечно, это у него где-то записано. Реакции не на все у вас появляются. Вот вы смотрите фильмы, например, и один фильм вам безразличен, какие бы там ни были трагические истории, а второй - цепляет. И с какой стати он вас цепляет? Значит, есть у вас какие-то отклики…

 

Итак, кто еще принадлежит к нашей семье. Няня в семье, гувернантка однозначно является членом семьи. А еще, например, врач, который при тяжелых родах спас жизни матери и ребенка. Он является членом семьи и ему нужно отдать должное, спасибо сказать. А еще членами вашей семьи являются те люди, чью кровь вам переливали. Даже если вы их не знаете.

 

Рассказываю случай из практики. Приходит ко мне молодой парень 30-ти лет из действительно хорошей семьи. Хорошие родители, и он вроде хороший, но, говорит, бывают у него какие-то затмения, когда его разносит - пьет, агрессивно себя ведет. Не может понять, откуда это. Родители за голову хватаются уже. И мы с ним работаем, семью смотрим, но ничего не можем найти. И можно же фигурками работать на столе. И я предложила ему выбрать фигурку, мужскую или женскую, которая бы олицетворяла вот это его состояние, его агрессивность. Он выбирает мужскую фигурку, я ставлю перед ним, он смотрит на нее и говорит: «Я не понимаю, в чем дело, но мне почему-то приходит на ум какой-то мужик-алкоголик». А этому парню когда-то кровь переливали. А кровь ведь разные люди сдают, никто не знает, кто там пришел сдавать, ради денег и алкоголики сдают. Для него это был, конечно, шок. Мы поработали с этим, чтобы поклониться перед этим человеком, сказать «спасибо тебе, ты спас мне жизнь, твоя кровь спасла мне жизнь». Парень дал в сердце тому человеку место и провел ритуал: в благодарность за спасение посадил дерево на благо жизни. Просто сделал что-то хорошее, вернул баланс. И парня отпустило, он спокойно и хорошо смог жить дальше.

 

То есть, важно понять принцип, кто относится к нашей семье. Кто-то с судьбоносной точки зрения, кто оказал на нас какое-то влияние или что-то такое сильное для жизни сделал.

 

Например, если ваша семья заработала на ком-то, эксплуатируя людей. Почему те, кто «поднялись» на эксплуатации людей, используя людей, потом имеют очень плохие последствия: деньги проигрывают, опускаются, деградируют, вроде бы все есть у них, а не могут жить счастливо. Еще один маленький пример, который мне очень запал: это было в Германии, к моему коллеге обратился мужчина. Ему было где-то 35-40 лет, и в один момент все посыпалось: жена ушла, работа, бизнес, все. И когда стали работать и разбираться, оказалось, что его дед был конструктором авиационных самолетных моторов и во времена Гитлера сконструировал мотор для бомбардировщиков. Последствия. Естественно, эти бомбардировщики бомбили всевозможные города, а человек вообще не военный даже. Всегда нужно помнить, что вы делаете и какие у этого могут быть последствия - как для вас, так и для ваших близких. Этому мужчине помогло повернуться и посмотреть на своего деда, увидеть это, посмотреть на всех тех жертв, которые погибли от этих бомбардировщиков. Отпустило человека.

 

Не пугайтесь, не думайте, что все плохо. Мы действительно перегружены и своими действиями, и действиями наших предков. Здесь нужно повернуться и дать этому место, сказать: «Да, это было в моей семье». Например, в войну были те, кто воевал на одной и на другой стороне. И здесь может помочь только примирение: увидеть, дать место и увидеть жертв того, что происходило, и сказать, что в моих жилах течет кровь преступника. Это помогает. И не склоняться ни в одну ни в другую сторону.

Почему это важно. Потому что, если мы кого-то исключаем из нашей семьи, даже будь это страшнейший преступник, который что-то сделал… Когда Берт Хеллингер начинал работать в 90-е годы, то так и делал на расстановках: он, исследователь, выводил преступника, говоря, что тот не имеет права принадлежать к семье (но он молодец, практик: исследовал и, если в чем-то был не прав, это признавал), и через какое-то время оказалось, что это имеет невероятно плохие последствия. Даже самые страшные преступники являются членами нашей семьи.

 

Конечно, жертв принимать, жалеть проще. Попробуй прими маньяка, или убийцу, или преступника в свое сердце. Но решение у них: и у тех, и у других. И если мы кого-то исключаем, кто был неугоден семье по каким-либо причинам, она как система социальная этого не прощает. Для семьи это очень важно, она выше морали и наших человеческих оценок. Есть закон, что каждый член семьи имеет право на принадлежность. Ты принадлежишь к нам. И ответственность за свои действия у тебя. Потому, если мы кого-то исключим, его судьба будет очень плачевно воздействовать на других членов семьи, тех, кто родится позже и кто его знать не будет, но обязательно кто-то будет его безумную судьбу повторять. Это может быть кто угодно: карточный игрок, тот, кого стыдятся за сексуальную ориентацию, за то, что он пил и т.д. Обязательно кто-то родится. Потому что таков закон, он выше нас и мы не можем никак на него повлиять.

 

Повлиять мы можем только таким образом: мы останавливаемся, поворачиваемся и говорим, например: «Дед, ты мой дед, и я здесь, потому что ты был, и ты бросил мою бабушку. Это ваши дела и ваша ответственность, это между вами». Не позволять себе нынешнему вмешиваться туда, потому что конфликты не прекращаются, если есть третьи лица, которые вмешиваются в конфликт. Нельзя становиться ни на чью сторону, нужно скромно занять свое место, сказать: «Я всего лишь твоя внучка, я вижу тебя, даю тебе место, ты мой дед. И все, что ты совершал, я оставляю у тебя».

 

Это очень важная вещь, которую нужно понять и принять. Если вам это удастся, тогда постепенно в сердце придет мир. Это на другом уровне происходит, голова помогает в этом, конечно, но происходит на другом уровне.

 

То же самое касается и исключения живых. Вы можете вообще не общаться. «Ты мой брат, я тебя ненавижу, но ты мой брат». Если хотите, вы можете попробовать наладить отношения. Всегда хорошо, когда есть мир. И вы можете попробовать наладить отношения, но если вторая сторона ничего не хочет делать, какой тогда в этом смысл. Тогда вы говорите: «Извини, я попробовал один раз, два, три, ничего не получается, я тоже человек. Да, ты мой брат, и иди ты лесом. Но ты остаешься моим братом. Я с тобой не буду общаться всю жизнь, но ты мой брат. И ты номер два после меня или номер один».

 

То же самое относится и к отношениям между мужчиной и женщиной. 95 % проблем в парах — это фильтры, которые мы принесли из своих семей, и истории, которые мы притащили в отношения из своих семей. У одного фильтр и у второго фильтр, они не видят друг друга. На каком-то уровне бывает так, что души совпали и есть любовь реально, а здесь они как кошка с собакой, вообще ненавидят друг друга. Есть пары, которые и вместе не могут, и раздельно не могут. Такой симбиоз, созависимость. Тогда я таким парам сразу честно говорю: «Значит так, давайте мы с вами поступим следующим образом: один будет работать над собой, приводить себя в порядок и целостность, и второй. Каждый будет решать свои проблемы, по итогу вы придете либо к любви, либо разойдетесь, но разойдетесь спокойно». Что-то их держит, и это может быть пустота, это могут быть какие-то проблемы в семье, потому что находят друг друга не два человека, находят друг друга две семьи, у которых были одинаковые проблемы. Но они находят подсознательно с тайным желанием исправить. «Вот, этот человек решит мои проблемы». Это слепая любовь. Например, в одной семье были преступники, в другой жертвы. Их тянет друг к другу, они сцепляются и не могут расстаться. Когда в такой паре понимают, что надо что-то менять в жизни, первый пункт — привести себя в порядок, стать целостным. Только тогда можно принимать какие-то решения в отношениях.

 

 

Все события, которые были в нашем роду, оказывают влияние. Но влияет не само событие, а то, как люди с ним справились. Не бойтесь каких-то вызовов, не бойтесь делать ошибки, не бойтесь быть виноватым, но признайте, что «я виноват». Потому что чувство вины и вина — это совершенно разные вещи.

 

На следующей встрече поговорим про иерархию, какой в семье правильный порядок, кто имеет приоритет в отдельной семье, какая семья имеет приоритет — новая или старая.

© 2020 ЧУП "Хэппи Терра"

ул. Веры Хоружей, 3-302в

Минск, 220005, Республика Беларусь

happy.terra1@gmail.com

+375 (29) 654-92-49

+375 (29) 601-11-29

+375 (29) 601-11-30

  • YouTube
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Instagram