Что делать, если для ребенка авторитетом становится кто угодно, но не родители

20 мая 2013 г.

Настраиваясь на рождение ребенка во время беременности, многие будущие мамочки дают себе зарок — быть самой-самой для своего ребенка, воспитывать его исключительно в любви и ласке, не повышая голоса и не применяя старый дедовский ремень. Все бы ничего, однако после бесконечной череды бессонных ночей желание быть «самой-самой» стремится к нулю, а первые детские кризисы (которые успешно сменяются бесконечными вторыми-третьими и так далее) заставляют думать, что идея с ремнем не так уж и плоха.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Одни мамы бросаются штудировать литературу по воспитанию детей, другие решают, что лучше всего — не рвать нервы — ни свои, ни детские — и просто направлять ребенка во взрослую жизнь, не слишком вмешиваясь в процесс его воспитания и попутно отбиваясь от упреков бабушек.

Отчего появляется желание быть идеальной матерью и возможно ли быть идеальной вообще? Так ли уж правильно пускать развитие ребенка на самотек и вмешиваться в его воспитание лишь в исключительных случаях? Как вырастить ребенка, отпустить его в жизнь и остаться при этом «интересной женщиной»?

Непростые вопросы воспитания детей будем обсуждать в программе «Территория счастья» вместе с психологом Дианой Комлач.

Начнем с вопроса, который касается межличностных отношений с мужчинами. Пишет нам девушка Анастасия, 26 лет: «8 лет были отношения на расстоянии. Закончилось тем, что человек женился на другой девушке. Спустя какое-то время он признался, что, возможно, ошибся, но ничего уже не изменить. Я смогла пережить этот стресс. На фоне этого произошел гормональный сбой в организме. Спустя полтора-два года я стала более спокойно к этому относиться. В этот промежуток времени у меня не было близких отношений с мужчинами. Общение, друзья, но близких отношений не было. Сейчас в моей жизни появился мужчина, младше меня на год, ему 25 лет. И снова отношения на расстоянии. Прошло 4 месяца, как мы стали встречаться. Мы созваниваемся каждый день, отправляем друг другу смс, видимся раз в месяц. Вчера задала ему вопрос, как дальше он видит наши отношения. На это он ответил, что пока рано вести совместную жизнь, нужно время, чтобы узнать друг друга. Сказал, что и так неплохо видеться раз в месяц. Меня это не совсем устраивает, так как возраст уже не тот. Я не могу снова ждать чего-то. И со стороны гинекологии есть ограничения: сказали планировать беременность, иначе потом это не будет возможным. Прошу вас, помогите правильно понять человека, не накладывая прошлый опыт, ведь люди разные». В чем вопрос?

Как правильно понять человека? Почему человек не хочет строить отношения?

 

Это вопрос не к нам, этот вопрос нужно задавать этому молодому человеку. Я понимаю, что время идет, и врачи говорят, что могут быть трудности с зачатием. Но это плохой повод, чтобы выходить замуж, чтобы сказать парню: «Женись на мне, потому что мне пора рожать». Это вопрос не по адресу. Нужно выходить к молодому человеку с разговором. Я бы порекомендовала слушательнице встретиться с молодым человеком и поговорить с ним о своих чувствах, как она видит будущее, что бы она хотела от этих отношений. Выйти со своим предложением: чего она хочет. Потом спросить у него, готов ли он к этому.

 

Прозвучали две интересные вещи. Я не поняла, что значит «отношения на расстоянии»: один в Минске, другой в Москве? Одно дело, эсэмэситься и встречаться раз в месяц, а другое – жить вместе. Это как монтаж в фильме. У меня порой складывается ощущение, что у нас люди так спешат, куда-то летят, торопятся чего-то достичь в личной жизни, что забывают о том, что монтажа в жизни нет. Как в фильме «Человек с бульвара Капуцинов»: возлюбленная говорит господину Фюрсту: «Я хочу ребенка». Он ей в ответ: «Сначала нужна свадьба, потом должно время пройти». А она спрашивает: «А как же в твоих фильмах?». Такое ощущение и тут: мы встречаемся месяц, и тут уже жить вместе. Я думаю, должен пройти какой-то этап, чтобы люди действительно лучше познакомились друг с другом и поняли, хотят они быть вместе или не хотят.

 

Первое, с чего я рекомендовала бы начать нашей слушательнице, — это сесть и самой подумать: тот ли это человек, с которым вы хотите быть на самом деле. Честно, а не просто чтобы родить ребенка сейчас. Многие люди строят отношения, замуж выходят и женятся, потому что никого подходящего нет рядом. Хватают кого попало. Первого, кто попадется, тащат в загс, и потом страдает один и второй. Еще и дети рождаются. Ладно еще, если проживают так жизнь: ну прожили и прожили. А если потом кто-то из них встретит свою половинку? Не все встречают ее в 20 лет. Кто-то в 25, кто-то в 30, кто-то в 35 лет.

 

Конечно, это конфликтная ситуация, когда один хочет одного, а второй говорит, что еще слишком рано. Тогда нужно спросить у человека: «Как ты ко мне относишься? Кто я для тебя? Какие у тебя планы на мой счет?». Но сначала все эти вопросы надо задать самой себе.

 

Из письма непонятно, разговаривали ли в принципе люди на эту тему. Я так понимаю, она задала вопрос, он просто ответил.

 

«Помогите понять человека». Когда ко мне на консультацию приходят с подобными вопросами («Как мне его понять?», «Помогите мне его изменить»), я говорю: «Приводите своего партнера сюда». Как мы здесь, сидя с вами в эфире, можем помочь нашей слушательнице понять своего парня? Для начала я бы рекомендовала ей понять саму себя: чего хочет она? Кроме рождения ребенка и гинекологии.

 

Следующие вопросы пришли как раз по нашей теме: кому нужна правильная мама? Пришло письмо от мамы, которую зовут Инна: «Здравствуйте, Диана! Моей доченьке 2,5 года. Родилась девочка очень требовательная: колики, бессонные ночи и т.д. Я карьеристка, и жизнь так круто изменилась, что я долго находилась в депрессии. Потом решила, что нужна ребенку и просто какое-то время я должна быть с ней. При этом я очень ждала момента выхода на работу. В 1,8 отдали ребенка в сад. Адаптация прошла хорошо, в сад ходим отлично. После этого в наши отношения пришла гармония. Во всяком случае мне психологически стало очень комфортно. Ребенок у меня замечательный, девочка контактная, не капризная, хорошо разговаривает. Проблема в том, что я часто виню себя, что уделяю ей мало времени, что много работаю, часто повышаю на нее голос (скорее, рефлекс). Потом чувство вины, что накричала, хотя могла спокойно все объяснить. В общем, я понимаю, что я лучшая мать для своего ребенка, но вот внутренне принять это не получается».

 

Если бы понимали, что вы лучшая мать для своего ребенка, тогда бы не парились. Значит, где-то внутри еще есть сомнения. Чувство вины – это самое любимое чувство. Такое ощущение, что люди порой настолько вцепляются в него, что потом их не оторвать.

 

Откуда берется это чувство вины? Почему в него вцепляются?

 

Есть два понятия. Есть реальная вина, когда человек в своей жизни сделал что-то в отношении другого или в отношении себя. Это может быть маленькая вина или большая, вплоть до убийства. Вина является рычагом эволюции. Когда реальная вина признана, принята и когда человек говорит: «Да, я это сделал, мне очень жаль», это освобождает его и дает ему силы, чтобы сделать что-то хорошее в этой жизни. Например, никуда не деться, как ни движется прогресс, но аборты остаются частью жизни. Вакуум, просто аборт – нет никакой разницы. Это реальная вина.

 

Женщина принимает решение убить своего ребенка. Как бы она к этому не относилась, даже если она считает, что это от нелюбимого человека, даже если это изнасилование, даже если ей это совершенно не к месту и умом себе говорит, что она все забыла и все нормально, женщина в этом случае идет против своей природы. Идя на аборт, она как будто бы платит за это цену, отрезая свою чувственность. Она перестает чувствовать свое тело, в том числе в сексуальном плане. Она начинает подсознательно себя наказывать и жить не в полную меру, не радоваться жизни, начинает заболевать или просто живет механически. Это реальная вина.

 

Когда женщина осознает и говорит: «Да, я убила тебя, и мне очень жаль. Я отдаю место в сердце тебе, я вижу тебя, смотрю на тебя и отпускаю тебя. Я сделаю что-нибудь хорошее в своей жизни в память о тебе», тогда у нее есть силы, чтобы созидать. Вина становится концентратом энергии, которая толкает человека вперед.

 

Чувство вины – это нечто, что тормозит прогресс, стоит на пути у жизни. Все мы люди, и было бы иллюзией, я никогда в жизни не поверю, что ни одна мать или отец ни разу в жизни не разозлились на своего ребенка. Кто-то высказывает это, кто-то терпит до последнего, потом даст подзатыльник, а кто-то направляет эту агрессию на себя: «Как ты смела? Как ты могла?». Это совершенно нормально, что близкие иногда нас раздражают, даже самые любимые и родные. Одна женщина сказала: «Самые сладкие дети – это спящие дети. Смотришь на них и думаешь: как я могу на них злиться?». Это нормально. Иногда дети переходят наши границы, иногда мы.

 

Например, мама приходит уставшая с работы. Можно корить себя, пилить, а можно сказать: «Ну разозлилась, ну крикнула. Я тоже человек. И, несмотря на это, я лучшая мама для своего ребенка». Если мама написала нам письмо, значит, в душе есть сомнение, что вы лучшая мама для него.

 

А как можно быть уверенной, что ты лучшая мама для своего ребенка?

 

Априори. Если нужно убеждать, значит, что-то не так. Некоторые путают, когда им говорят «лучшая». Они утверждают: «Как это лучшая? Я же то не сделала, другое…». Но лучшая не значит идеальная. Не дай бог быть идеальной. Ко мне иногда приходят дети идеальных родителей, они растеряны. У них такая высокая планка, родители на пьедестале. Лучший родитель не значит идеальный. Лучший означает: «Я делаю для своих детей все, что я могу в данный момент времени. Все, что в моих силах. Я лучшая мама для него априори». Воспитать и вырастить ребенка может детский дом, приемные родители, бабушки и дедушки, дяди и тети, чужие люди. Но дать жизнь могут только два человека: папа и мама. Они могут быть не лучшими воспитателями для своих детей, но они лучшие родители.

 

Если начинаются сомнения, и они гложут и не дают спокойно жить, тогда лучше прийти на консультацию и разобраться, что за этим стоит.

 

Что за этим может стоять?

 

Реальная вина. Чувство вины не берется на пустом месте. Оно или вводится в уши, или бывает так: в семье была реальная вина (например, муж бросил беременную жену с ребенком и не признал это), и она никуда не девается, плавает в спящем состоянии где-то в семье этого мужчины. Например, у него может родиться внук или дочка, и в любой ситуации человека начинает захлестывать чувство вины.

Мама оставляет 2-летнюю дочку в саду. Я уверена, что она оставляет ее на попечение взрослых. Мама — тоже человек. 2,5 года – такой возраст, когда и маме, и ребенку можно потихоньку выходить в социум, потихоньку разделяться. Это нормально, и это даже обязанность родителей. Нельзя привязывать детей к себе. Бывает, вы крикнули на ребенка, и это как бы ваша вина. Но нужно разделять, и этому можно научиться. Когда ребенок что-то сделал, и вам не нравится, и вы на него рявкнули или не сдержались, дали по заднице, ваша вина, что вы перешли границы. Его часть ответственности, что он что-то не выполнил или перешел ваши границы. Тогда можно подойти и сказать: «Мне жаль, что я тебя ударила (или крикнула, наорала на тебя), но мне не нравится то-то, то-то и то-то». Дети прекрасно это понимают, даже самого маленького возраста. Надо развести ответственность за то, что это произошло. В этой ситуации участвовало два человека. Если ребенок вообще ничего не сделал, а чашку разбил, а мама пришла с работы уставшая и наорала, можно прийти и сказать: «Мне очень жаль, я не должна была так делать. Чашка того совершенно не стоит, даже если это моя самая любимая чашка. Мне горько». Очень важно учиться говорить с детьми о своих реальных чувствах. Во-первых, вам станет проще и легче, вы начнете понимать, что с вами происходит. «Мне жалко и горько, я ее очень любила. Но когда я сейчас смотрю на то, что я на тебя наорала, это не стоит того, и мне жаль». Не надо говорить «прости меня». Когда человек говорит «прости меня», он опускает себя и возвеличивает другого. Ни один человек на земле не имеет право прощать. Прощать – это инстанция более высокого порядка. На человеческом уровне мы можем только сказать: «Мне жаль. Я не хотел этого делать (или сделал впопыхах, не разобравшись)». Родители часто, услышав что-то от других, начинают обвинять своего ребенка, становятся на другую сторону, вместо того чтобы разобраться спокойно.

 

Нужно ли объяснять ребенку, почему мне жаль?

 

Конечно.

 

То есть он должен понимать, из-за чего мама расстроилась и повысила на него голос.

 

Если реакция мамы и контекст не совпадали: например, мама приходит домой с работы уставшая, дети стояли на ушах, перевернули квартиру. Она понимает: «Я уставшая пришла, а тут еще убирать!». Но ор все равно ничем не поможет. Можно сказать: «Мне жаль, что я это сделала, переборщила, я хотела бы, чтобы это больше не повторялось». Очень хорошо, когда вы учитесь видеть свою часть ответственности в ситуациях и другому человеку даете понять, что именно было не так. Для детей это очень важно. Дети очень чувствительны, они готовы все брать на себя за своих любимых родителей: «Для тебя, дорогая мамочка, я готова на все».

 

Один случай произошел прямо у меня на глазах. Была жара, ребенка разули, и он пробежался босичком по теплому асфальту, теплой траве. Увидела мама и сказала: «Вы что? Зачем вы это сделали, он же заболеет!». Сто процентов — вечером у ребенка 38 температура. На пустом месте. Все для тебя, дорогая мама, лишь бы тебе было чем заняться. Если нашей зрительнице нечего делать, она может продолжать дальше себя грызть.

 

За чувством вины и за тем, что мы многие вещи не принимаем в своих детях и не позволяем им быть, стоит часто непринятие себя. Самый первый шаг, чтобы действительно строить гармоничные отношения со своим ребенком, — учиться быть добрым к себе самой. Чувство вины – это раздвоение: как будто две части внутри ссорятся, одна другую начинает ругать, а вторая начинает оправдываться. Чем лучше будет чувствовать себя папа и мама, чем более счастливы будут родители, тем лучше будет ребенку.

 

Есть разные мамы: есть домоседки, которые работают мамами, им в удовольствие шуршать по дому, смотреть за детьми. Им больше ничего не нужно. У меня есть одна знакомая, у нее четверо детей, и она не хочет работать. Ей в удовольствие быть дома мамой. А есть мамы, которым кроме их материнской работы нужно еще что-то, как будто они пришли на эту землю, чтобы еще что-то сделать, кроме рождения ребенка. Можно найти равновесие между реализацией в семье и во внешнем мире. Очень важно не количеством времени брать. Что толку будет, если она бросит работу, поддавшись давлению со стороны, сядет дома и будет ненавидеть себя и свою дочь, окружение.

 

Нужно брать не количеством времени, а качеством. Можно прекрасно проводить время со своей деткой: кто-то играет, кто-то пойдет на улицу гулять. Все равно вы дадите своему ребенку то, что у вас есть. Невозможно перепрыгнуть через свою голову. Невозможно дать ему то, что для вас не близко. Иначе ребенок будет чувствовать, что вы напрягаетесь, фальшивите. Например, маме неинтересна какая-то игра. Она может погулять с детьми, показать деревья, как что называется, понюхать сирень. Найдите то, что будет доставлять удовольствие и вам, что вы можете принести своему ребенку и научить его этому.

 

Еще один вопрос от мамы, сыну которой 2 года и 3 месяца: «Добрый вечер! Что делать, если для моего сына авторитетом на улице становится кто угодно, но не мы, родители. Когда мы говорим, что идем в одну сторону, он разворачивается на 180 градусов и убегает. Пытаемся завлечь игрой, объяснить, что есть важные и неважные вещи. Он не воспринимает, начинает протестовать криком на всю улицу. И тут появляется какая-нибудь сердобольная бабушка, которая говорит: «Давай я тебя пожалею». Мой сын берет ее за руку и уходит с ней безо всякого страха в ту же противоположную сторону. А я остаюсь как оплеванная. Если же со скандалом веду его в нужную сторону, то каждый прохожий пытается «спасти» мальчика от злой мамы. Как мне быть в подобных ситуациях?». Это типичная ситуация.

 

За этим криком души мамы я слышу неуверенность в себе как маме. Если мне нужно куда-то идти, мне наплевать, орет мой ребенок или нет. Мне наплевать, что скажут проходящие люди. Бабушкам можно мило улыбнуться и сказать: «Мы разберемся сами». Мы очень часто живем в маятнике: или так, или так, или родитель – монстр, который лупасит своего ребенка направо и налево, или тот, который не может ребенку указать границ. Дело не в ребенке, он всего лишь индикатор. Маме стоит задуматься, заняла ли она свое место мамы. Может ли она на себя взять ответственность. К умению быть мамой (и папой тоже) относится и умение принимать непопулярные решения. Ребенок многих вещей еще может не понимать, не знать, не видеть. Конечно, это конфликтная ситуация, но мимо этого не пройти.

 

Иногда приходится «показывать зубы» сердобольным старушкам и говорить им: «Дорогая женщина, вы делаете только хуже». Есть масса людей, которые считают, что они лучшие родители, чем вы, масса учителей, просто люди. Но за этим стоит проблема с их родителями. Когда человек не уважает родительство другого человека, сто процентов — за этим стоит то, что он не уважает своих родителей. Мало ли что я знаю, мало ли что я вижу — пока у меня не спросили, я не имею права вмешиваться в чужую жизнь. Эта мама априори лучшая для своего ребенка. Да, я вижу, что этот ребенок будет часто болеть для мамочки, но это его судьба. Если мама спросит у меня, я скажу, если не спросит, — кто я такая, чтобы лезть между мамой и ребенком? Нашим желанием помочь мы встреваем в отношения между ребенком и родителями и не даем возможности им их выяснить. Таким образом встречные прохожие ослабляют авторитет родителя.

 

Что может сделать сам родитель? Во-первых, пресекать подобные вещи. Даже если это будет звучать жестко: «Пожалуйста, не вмешивайтесь. Я разговариваю со своим ребенком». Я помню, я тоже как-то попыталась что-то сказать, и ко мне женщина повернулась и очень четко сказала: «Извините, я разговариваю со своим ребенком. Это вас не касается». Это было жестко, но правильно. Это ставит все на свои места. Нашей маме придется научиться это делать.

 

А с ребенком что?

 

Я могу предположить, что наша мама принадлежит к числу мам, которые слишком добрые. Я уже как-то упоминала, что хороший родитель – это веселый садист. Это нужно принять в себе. Это не значит, что нужно издеваться над своими детьми. Но это значит: «Ты человек и я человек. У меня тоже есть мои права, желания. Нам с тобой придется договариваться, дорогой мой ребенок. До 18 лет я командую парадом». Это и есть занять свое место. Сказать об этом ребенку мало, надо сказать это самой себе и занять это место. Раньше в вузах были кафедры. Это очень хорошая вещь, о которой родителям надо вспоминать, чтобы не конфликтовать со своими детьми, не ввязываться в словесные драки.

 

Очень важно выслушать ребенка, даже двух-, трехлетнего ребенка. Когда родители не могут справиться с трехлетним ребенком, что будет в 15 лет? Дело не в ребенке, а в том, что вы не заняли свое место. Вы физически мама, а фактически нет.

 

Я сплошь и рядом наблюдаю спешащих куда-то мам, а рядом бежит ребенок, и она его еще подгоняет. Ну не может он так, скорость у него еще не та. Нужно присесть к нему, опуститься и сказать: «Скажи четко и внятно, чего ты хочешь (или что с тобой происходит)». Это будет учить ребенка осознавать, что с ним происходит, свое состояние, чего он хочет. Выслушать его и сказать: «Я выслушала тебя, и у меня к тебе такое предложение. Нам сейчас надо пойти туда-то (в зависимости от того, что сказал ребенок: на какие-то шаги можно пойти ему навстречу), сначала два часа проведем там, а потом можем позволить себе на полчаса это». Четко ему рассказывать, ориентировать по времени. Или сказать: «Я тебя услышала, что ты не хочешь идти со мной или делать это, но в данный момент я принимаю решения. И мы с тобой это будем сейчас делать». Здесь появляется чувство вины. Очень важная вещь не идти сразу на попятную, не покупать ребенку что-то, подкупая его. С ребенком надо заключать договор, разговаривать, присев к нему.

 

Даже если ребенок кричит, в истерике? Что нужно делать, если он вырывается, убегает?

 

Есть разные моменты. Маленького ребенка любой родитель может удержать в руках. Родителям надо сохранять спокойствие. Если двухлетний ребенок бьется в истерике, он не может собой владеть. Если его отпустить, он может нанести себе вред. Тогда нужно присесть к нему, обнять его (двухлетний ребенок не сильнее вас) и держать его так долго, пока он не успокоится, не обмякнет и не расслабится в руках.

 

Я вспоминаю одну ситуацию. Папа ехал в машине, а двухлетняя дочь сидела сзади и подняла такой ор, что он не мог дальше вести машину, пар из ушей пошел. Он остановился, отшлепал ее по заднице, посадил и сказал: «Исполнится 21 год, пойдешь к психотерапевту лечить психологическую травму». Сел и поехал дальше. Подействовало: тишина, спокойствие. Потому что достала. Это не значит, что нужно так делать, бить. Это значит, что когда человек совсем перестал собой владеть и отшлепал, он хорошо вышел из ситуации и для себя, и для ребенка. Наше чувство вины усугубляет жизнь детям еще больше. Мамины и папины дочки прибегают со словами: «Мамочка, прости меня». Хуже этого нет, ребенок постоянно без вины виноватый, когда каждое «не так», он бежит и просит прощения: «Я больше не буду». Конечно же, будет. Об этом ребенку тоже надо говорить: не надо бегать без повода. С детьми нужно учиться разговаривать и учить их говорить слова «мне жаль», разводить ответственность: «Я сделал то-то и то-то», а не «Ой, мамочка, прости, я больше не буду».

 

«А что ты не будешь?» — «А все не буду».

 

Конечно, будет. Дети – исследователи, и родителям важно сказать даже вырывающемуся двухлетнему ребенку: «Дорогой мой сын, я тебя никуда не отпущу, потому что я не хочу, чтобы ты нанес себе вред». Часто детей недооценивают, считают недоумками. Последние исследования показывают, что дети рождаются с полным набором всего, что им нужно. Единственное – тело очень маленькое, и они выжить сами не могут, поэтому они приходят к маме и папе. Со временем они, наоборот, забывают то, с чем пришли. Одна из основных задач родителей – дать детям не только любовь, но и научить их жить в этом мире, существовать, определять им границы. Родители не могут им ничего дать, кроме того, что есть у них.

 

Вырывающемуся ребенку можно сказать: «Дорогой мой, сейчас мы идем туда-то. Если ты сейчас успокоишься и спокойно мне скажешь, чего ты хочешь, я тебя послушаю, мы потом вместе обсудим, возможно ли это». 

 

Шантажировать ребенка можно? Например, ты сейчас успокоишься, и я тебе куплю шоколадку.

 

Можно все что угодно, вопрос в том, эффективно это или нет. К сожалению, это часто используется, чтобы быстро снять эффект. Родители сами теряются, часто используют то, чему сами научены. От таких вещей у ребенка в голове складывается схема: «Ага, я хочу получить шоколадку, значит, я начну истерить, и мама мне ее купит».

Следующий вопрос тоже о чувстве вины: «Здравствуйте, меня зовут Алена, мне 28 лет. Мы с мужем женаты 7 лет. Все это время его родители интересовались, почему мы не рожаем ребенка (очень хотелось понянчить внуков). Я рожать не хотела: у меня хорошая работа, мы часто ездили за границу на отдых. Ребенок не вписывался в мои планы. Но, поддавшись на уговоры родственников (да и возраст уже поджимал), я забеременела. Беременность протекала легко, мне нравилось представлять себя мамой, и гормоны наверняка взяли свое. Я очень ждала ребенка, но после его рождения начались проблемы. Сын не спал ночами, у него болел животик, муж практически все время был занят работой, помогал только после того, как начнешь на него кричать. Я не могла дождаться, пока малыш подрастет, чтобы хотя бы немного выспаться. Сейчас ребенку полгода. Я успокоилась, научилась более-менее справляться со своими эмоциями, да и ребенок уже дает спать ночами. Но иногда я не могу избавиться от мысли, что я неправильная мама, что я мало времени уделяю ребенку, что вообще не была готова к его рождению. Я не люблю все эти «мамские» разговоры о памперсах и детском питании и стараюсь избегать общения с мамами. И о том, что будет дальше, даже боюсь думать. Как мне избавиться от таких мыслей? Неужели все мамы становятся правильными сразу с рождением ребенка? Начнешь читать журналы для молодых родителей, и прямо слезы наворачиваются: все такие счастливые, и дети, и родители, а я не такая». У меня возник вопрос, почему у многих женщин в голове откладывается, что нужно быть правильной мамой? Откуда берется понятие «правильная мама»?

 

Первое, что я говорила, говорю и буду говорить: прекратите читать журналы и пособия. Они уводят от инстинкта. У каждой женщины внутри есть инстинкт, она знает, что нужно делать. У нас все стало с ног на голову. Вместо того чтобы спросить у мамы или свекрови, или старших женщин, начинают читать журналы. В журналах в одном – одно, в другом – другое, они противоречат друг другу, сладкие истории, красивые пупсы на фотографиях. Это антижизнь. Поэтому соберите все журналы, которые у вас есть, и выбросите их в мусорку. Лучше позвоните маме или свекрови и спросите, как делали они. Это будет выражением уважения к ним. Спросите у подруг и прислушивайтесь к себе. Каждая мама внутри знает, что нужно делать. Все эти школы раннего развития… Волосы встают дыбом, что творится с нашими мамами. Они превратились из мам в извозчиков, которые возят ребенка с самого раннего возраста с одного кружка на другой, с одной студии в другую. Ребенок не видит ни жизнь, ни мать. Изначально прервано движение любви к маме.

 

Эта мама переживает, что работать пошла. А есть мамы, которые дома сидят, нигде не работают, но они не сидят дома: они своих детей не видят практически. Знакомая из студии Нагорного рассказывала, как пятилетний ребенок приезжает к ним после четырех или пяти предыдущих кружков в день. И эта детка уже валится с ног, она уже еле соображает. А мама все куда-то ее тащит. Если родители хотят, чтобы у них были здоровые дети, им нужно вычеркнуть это огромное количество кружков, все минимизировать. На природу, птичек показывать. Вот одуванчики растут. За городом все поля желтые в одуванчиках. Вот так приходит ощущение жизни.

 

Что касается правильных мам. Я не знаю, какие мамы правильные. Я вообще не понимаю слова «правильная». Кто решает, определяет, какая мама правильная, как нет? Из письма нашей зрительницы у меня складывается ощущение, что у нее есть тревога, что ей чего-то не хватает внутри. Вполне возможно, так оно и есть. Иногда бывает так, что по каким-то причинам нарушается материнский инстинкт. Недаром она 7 лет ребенка не хотела. Чего стоит одна эта фраза: «Ребенок не вписывался в нашу жизнь». В принципе, когда мужчина и женщина женятся, их основная цель – это дети. Они стоят на службе у жизни. Самая естественная, заложенная в нас потребность – передать жизнь дальше, продолжить род. Когда человек говорит: «Он не вписывается в нашу жизнь», я подозреваю, что где-то произошел сбой.

 

Алена понимает, что что-то не так, но не может найти причину, потому что причина не в ней. Какие-то события могли произойти гораздо раньше. Например, потеря детей, когда бабушке или прабабушке пришлось хоронить своих детей, и это было настолько больно, что лучше их вообще не иметь. Это эмоциональная глухота: вроде бы кто-то из детей выжил, но у матери закрыто сердце, она передала дочери жизнь, функционирование, а умение любить и желание иметь детей не передала. Вполне возможен страх, через несколько поколений он может деформироваться в такую ситуацию, когда у человека все в порядке, а желания иметь детей – нет. Поэтому женщина оказывается в тупике, начинает думать, что с ней что-то не так, что она плохая мама. Я бы рекомендовала обратиться к специалисту и посмотреть, что за этим стоит, как открыть ее сердце к ее материнскому инстинкту навстречу ее ребенку. Ведь есть очень много мам, которые функционируют, хорошо заботятся о своих детях, все делают для них, но без душевности.

 

Последний вопрос: «После почти 9 лет брака мы с мужем развелись. Инициатором стала я, так как устала от постоянных упреков, недовольства и подозрений. Когда рассказала мужу об уходе, он разнервничался, предлагал попробовать еще раз, хотя такие попытки уже были и не раз. Но я не согласилась. У нас двое детей: 9 и 6 лет. Мы договорились, что жить они будут неделю у меня, неделю у него. Такая ситуация длится больше года и с большего она всех устраивает. Но мои родственники постоянно упрекают меня в том, что я недомама. По их мнению, я должна оставить детей у себя, заниматься только ими, а в свободное время, если оно будет, — собой. У меня много друзей, с которыми я часто езжу в поездки, появились новые увлечения, тоже требующие свободного времени. Но все это происходит тогда, когда дети с отцом. То есть на них мои отъезды никак не влияют. Такие поездки позволяют мне получить то, чего я не получила в браке, когда была полностью зажата в квартире мужа. У него нет друзей, он ни с кем не общается, полагает, что и жена тоже должна быть исключительно в семье. Любые встречи с подругами, которых за все время было считанные разы, воспринимались в штыки и с недовольством. Правильно ли я поступаю? Может, действительно нужно заниматься детьми и растить их, уделять им все время? А если нет, то как объяснить родственникам и всем тем мамам, с которыми я общаюсь, что внимания детям достаточно? Как такие отношения с детьми могут отразиться на них в будущем? Сейчас их вроде бы все устраивает, но вдруг им чего-то не хватает?»

 

Человеку всегда чего-то не хватает. Это является для него импульсом, чтобы делать что-то, совершенствоваться, расти и достигать чего-то. Это прекрасно, что им чего-то не хватает. Есть одно хорошее правило: делать лучшее из того, что есть. Если так сложилась ситуация, что два человека больше не могут жить вместе, не любят друг друга или просто измочалили друг друга и разошлись, они нашли выход, который устраивает всех. Какое дело до этого всем остальным? Как правило, очень много: все всегда лучше знают, что нужно этим детям, пытаются давать советы.

 

Здесь есть единственный возможный вариант: если есть терпение, выслушивать все, что они говорят, и сказать им «хорошо» и делать по-своему. Либо можно четко и ясно дать понять своему окружению, что каждый будет заниматься своими делами. «Я рада вас видеть, но я бы очень хотела, чтобы вы не вмешивались в мои отношения с детьми и бывшим мужем».

Вопрос, как объяснить. С какой стати еще нужно объяснять? Почему нужно объясняться, оправдываться за то, что я живу так, как мне нравится?

 

С точки зрения среднестатистической мамы, которая заботится о своем ребенке…

 

А что такое среднестатистическая мама? Это прокрустово ложе. Все мы разные. Очень часто люди любят исправлять что-то в семьях других. Говорят, в своем глазу бревна не видишь, а в чужом соринка заметна. Я бы посоветовала этой женщине одно: четко и ясно, последовательно всем говорить: «Нас это устраивает. Если это вас не утраивает, почему вы свои проблемы делаете моими? Если это вас беспокоит, это ваша проблема. Меня это не беспокоит. У меня все в порядке». Они ведь все время пытаются вставлять палки в колеса. Ну не похож у них велосипед на все остальные, но он же едет, и люди чувствуют себя хорошо. Даже если пара рассталась, они на всю жизнь остаются семьей, потому что в своих детях они остаются мамой и папой. Нужно оберегать свою семью от вмешательства извне, даже вмешательства от самых близких людей. Иногда родители вмешиваются слишком сильно и наносят вред. Тогда каждый со своей стороны должен сказать своим родителям: «Извините, мы разберемся сами. Я с удовольствием с вами пообщаюсь на другие темы».

 

Мне кажется, самые близкие люди чаще всего и приносят самый больший вред.

 

В нашем обществе, к сожалению, так и происходит. Все почему-то хотят как лучше. А у меня кто-нибудь спросил, мне это лучше или нет? Очень хорошее правило: реагировать тогда, когда тебя спрашивают, а не когда очень хочется что-то сказать.

© 2019 ЧУП "Хэппи Терра"

ул. Веры Хоружей, 3-302в

Минск, 220005, Республика Беларусь

happy.terra1@gmail.com

+375 (29) 654-92-49

+375 (29) 601-11-29

+375 (29) 601-11-30

  • YouTube
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Instagram